На мобильную версию сайтаНа полную версию сайта
Меры поддержки заёмщиков в связи с COVID-19

Рынок микрофинансов: проблема отцов и детей, недостаток ликвидности и уши мертвого осла

Автор:
Юлия Зиберт, Алексей Владимирович Лашко
Источник:
Дата:
16.06.2020
Просмотров:
496
Как себя чувствует рынок микрофинансирования в России? Нужно ли уходить в онлайн, что пугает инвесторов МФО, основные проблемы кредитной кооперации? О тенденциях, сложностях и перспективах рынка рассказывает Алексей Владимирович Лашко, председателя КПК «Содействие».
Рынок микрофинансов: проблема отцов и детей, недостаток ликвидности и уши мертвого осла

В связи с введением ограничительных мер на повестке дня оказалась тема развития цифровых сервисов. На ваш взгляд, как обстоят дела в финансовой сфере с цифровизацией? Каково соотношение онлайн и офлайн сегмента в микрофинансировании? Стоит ли вообще ратовать за 100% переход заемщиков и инвесторов в онлайн-формат?

Финансовая сфера давно движется в сторону диджитализации своих сервисов. Например, современные банки конкурируют уже не между собой, а с финтехкомпаниями. На арену выходят экосистемы, которые вообще стирают отраслевые границы, объединяя на одной платформе различные сервисы, в том числе нефинансовые. Оплатить услуги ЖКХ и заказать столик в ресторане уже можно в одном месте. Конечно, использование дистанционных каналов взаимодействия с клиентами практикуют и на рынке микрофинансов. Другое дело, что онлайн и «дистанционка» хороши не для всех. И тут нужно исходить из потребностей, интересов людей. Я считаю, что не стоит цифровизировать всех и каждого.

В частности, на рынке МФО, мы видим, что офлайн-компании не идут в сеть, а онлайн не открывают реальных офисов. Лед и пламень, гора и камень, как говорится, среднего не дано. А все потому, что клиент у этих компаний разный. Заемщик, который берет деньги взаймы через интернет, не встанет с дивана и не отправится в офис МФО. А тот, кто готов потратить время на этот процесс, не будет оставлять заявку сайте. Кто-то ценит скорость получения средств, привык получать деньги на карту. А кто-то деньгами считает исключительно кэш, полученный «на руки». Еще один момент,в онлайне все проще, но при этом однозначно дороже.

И когда на профильных мероприятиях Банк России взывает к собравшимся: «Что вы сделали для обеспечения удаленного доступа клиентов к вашим услугам?», ощущение складывается, что регулятор не в курсе, что клиенты офлайн и офлайн МФО практически не пересекаются.

Например, наша МКК выдает займы пенсионерам. Да хоть что ты сделай для удаленного доступа — они не станут занимать средства в онлайне. У моего папы отличный телефон, доступ к скоростному интернету, максимум, что он делает — листает новости, общается в мессенджерах. Он никогда не станет оставлять свои персональные данные на каком-то сайте в сети. Любая интернет-покупка для него — это стресс. Пенсионеры наслышаны о кибермошенничествах, социальной инженерии. То и дело слышно: тут обокрали, тут обобрали. Я не думаю, что пенсионерам так уж необходимо осваивать все эти удаленные сервисы. Даже продвинутые пользователи стали таковыми путем проб и ошибок. Я сам пару раз попадал на поддельный сайт. Тут нужно наработать опыт, порой, потерять деньги, чтобы в будущем отличить фишинговый сайт от оригинала. А в сети ведь масса разных других мошеннических «зацепок».

К тому же пенсионеры большую часть жизни прожили в мире без интернета, им сложно осваивать цифровой мир. В период коронавируса мы ввели новую «опцию» для своих клиентов — оплата на сайте. Можно одним нажатием «кнопки» перевести средства. В итоге, получили мы, я вам скажу, всего три транзакции. При этом на Почту России сходили ногами, отстояли там очередь человек пятнадцать. Резюмирую — нужно отталкиваться от потребностей самого клиента. Можно предлагать современные удаленные сервисы, но не лишать людей при этом привычных каналов взаимодействия, не создавать им искусственный стресс.

Как обстоят дела сегодня с «черными кредиторами» на рынке микрофинансов?

Да, наряду с легальными игроками, которые состоят в реестре Банка России, несут на себе бремя регуляторной нагрузки, есть игроки, которые откровенно посылают к черту законодательство РФ, продолжают кредитовать граждан под бешеные проценты. Иногда такие конторы вообще «не видят берегов». Правда, откровенного мошенничества и криминала на рынке стало меньше. Но недобросовестные практики и лукавство — сколько хочешь. Часто проценты маскируют. Например, сегодня популярная тема — продажа услуг «в нагрузку». Человек обращается за микрозаймом, не особо обращает внимание на условия договора, в итоге берет не только сумму в долг, но и становится «счастливым» обладателем страховки от укуса клеща. Формально компания выдала заем под разрешенный сегодня 1%. Но на практике, во-первых, надо еще быть в курсе, что МФО права не имеет «накрутить» по микрозаймам более 1% в день, во-вторых, в момент подписания договора нужно обнаружить, что компания «любезно предлагает» ненужную ему страховку. Иногда клиента автоматом подключают к каким-то премиум аккаунтам, а вот чтобы от них «отписаться» нужно изрядно попотеть.

Есть схемы, когда ломбарды переходят в статус комиссионного магазина. Клиент считает, что сдает вещь в ломбард, а в итоге оказывается, что он ее продал. Если желает забрать — путь выкупит у магазина с наценкой. Займы под ПТС тоже становятся нишей для «комбинаторов», вместо займа под залог авто оформляется договор лизинга с обратным выкупом. Что говорить о лукавстве нелегальных «серых» игроков, если и регулируемые, порой, пытаются что-то навязать клиенту или что-то «спрятать». Уместно вспомнить историю с системой быстрых платежей, позволяющей физлицам делать переводы клиентам различных банков с минимальной комиссией или вообще без нее. Система работает, но клиенты уже заметили, что на первый план банки ее не стремятся выдвигать. Клиенты Сбербанка жалуются в социальных сетях — для того, чтобы воспользоваться сервисом, необходимо два раза сделать сальто вокруг себя. Пока не скачаешь из интернета инструкцию, не найдешь, где заветная «кнопка», разобраться трудно, сервис интуитивно непонятен. Конечно, это не нарушение в чистом виде, но пример не лояльного отношения к клиентам. Если сделать экскурс в историю, то в законе о потребительском кредите (займе) даже размер рамки и шрифта пришлось оговорить, чтобы кредиторы перестали «прятать» от клиента полную стоимость кредита (ПСК). Но и честные компании на рынке — не редкость. Мы работаем честно, многие коллеги работают честно, с соблюдением законов, норм, учетом интересов клиентов. В данном случае клиентов надо учить отличать «черное» от «белого», читать договоры, защищать свои права. Нелегалов пытаются вычислять, закрывать, но до того, как их «вычистят» они могут работать долго и составлять конкуренцию регулируемым, а при отсутствии регуляторной нагрузки их доходы гораздо выше «белых» игроков. Я считаю, что проблема с «черным» рынком до сих пор не решена.

Какая основная проблема для рынка МФО?

Проблема рынка — ликвидность. Банки МФО практически не кредитуют, знаю один — но нам там с ходу отказали. Частные инвесторы на которых делается ставка сегодня напуганы случаями с «Домашними деньгами», «Бриофинанс» и прочими достаточно крупными МФО. Эти фирмы собрали с граждан миллиарды и «исчезли с радара», их инвесторы получили мертвого осла уши. Поэтому физики сегодня очень аккуратно несут деньги МФО. Нет внятного инструмента пополнения ликвидности. Есть отдельные компании, которые разработали правила кредитования МФО, но их крайне мало. Они выдают от 500 000 евро, в валюте, по высокой ставке. Не всем под силу такие суммы и проценты освоить. Нет единого скоринга, единых правил привлечения на рынке. Конечно, может, это сознательная политика — душить МФО, как там наш патриарх их назвал — мироеды? С другой стороны, с высоких трибун звучало, что рынок микрофинансов — это часть общего финансового рынка страны. В общем, как бы там ни было, пассивы сегодня формируются по-прежнему за счет средств учредителей. Я не говорю о некоммерческих МФО, фондах поддержки предпринимательства, там все иначе. И хотя они попали под регулирование и на форумах по микрофинансированию мы сидим рядом, они живут особняком. Я как-то побывал на секции у них на одной из конференций, даже не понял, о чем они говорят. Гусь свинье не товарищ. У них другие проблемы, чем у компаний, которые выдают PDL–займы или работают в сегменте Installment.

А что сегодня происходит в кредитной кооперации? Какие тенденции?

Если говорить о кредитной кооперации, как о части финансового рынка, то складывается впечатление, что это головная боль Банка России и умирающий вид финансовых организаций. Сегодня в КПК обращаются те, кто не смог получить банковскую ссуду. Еще есть МФО, так что до кооператива доходит меньшее количество граждан. КПК стоят посредине банков и МФО, они не выдают миллионы, но в то же время, чаще всего, не специализируются на коротких займах. Их формат – 200-500 тысяч рублей, с обеспечением, часто с использованием маткапитала. Сегодня есть КПК, которые могли бы развиваться, но их не особенно жалуют ни в ЦБ, ни в СРО. По мнению и тех, и других, КПК должен оставаться «кассой взаимопомощи» образца 90-х годов. Люди, которые сегодня задают тон в кредитной кооперации стояли у руля в то время, когда я заканчивал 9 класс. С того времени мир два раза поменялся, а они ни разу. В их представлении КПК — это исключительно мелкий игрок, не сетевой, выдающий деньги в каком-нибудь поселке Быньги Свердловской области. Если КПК развивается в городах, то подозревают крамолу. Ты можешь пройти все проверки ЦБ, но ты все равно враг кооперации, если создаешь сеть филиалов за пределами «обозначенной» территории. В общем, в кооперации проблема отцов и детей очень ярко выражена. Есть еще сельхозкооперативы. Это сильно идейные ребята, озабоченные помощью небольшому сельхозпроизводителю. Они и так занимают крошечную долю на финансовом рынке, а тот факт, что они попали под регулирование Банка России их просто подкосило. Когда один селянин помогает другому — это понятно, но как при этом сдавать многочисленные отчетности в Банк России и другие «кабинеты»? С этим люди на селе не справляются, им проще вообще закрыть кооператив, чем так мучиться. Кредитно-потребительские кооперативы смотрят на СХКПК с уважением, это настоящая кооперация. Они выдают деньги не на потребительские цели, скорее на развитие собственного дела на селе. Но как раз им и живется сегодня труднее всех. На мой взгляд, их можно было бы оставить в покое и не вводить для них прямой (через СРО) надзор со стороны департамента ЦБ. Не такие уж глобальные риски они генерировали. Но, что есть, то есть.

Какие-то прогнозы могли бы озвучить?

Ничего нового я не скажу — рынок будет сокращаться. Возможно, будут попадать в реестр новые игроки, но это будут компании, которые взамен «вычищенных». Есть такая схема сегодня, когда у одного владельца 14 МФО-шек, но руководят ими разные директора. Одну фирму выгонят исключают из реестра, ее директор попадает в «черный список», взамен неё другую ставят, процессы не меняют, всё ок — бизнес приносит прибыль. Попасть в реестр не так уж сложно. Вполне возможно, что банки продолжат эксперименты по созданию «дочерних» МФО. Будут ли при этом истории успеха — вопрос, конечно, интересный. Притока новых кредитных кооперативов не ожидаю, сельскохозяйственных — тем более. Регулирование будет ужесточаться. Выживут сильнейшие, крупные. Мелких спасет слияние или очень тесная кооперация с более сильными игроками.

Вы здесь:  Главная  ► Пайщикам  ► Полезные статьи  ► Рынок микрофинансов: проблема отцов и детей, недостаток ликвидности и уши мертвого осла

Полезные статьиRSS-канал статей

ЦБ рушит пирамидыЦБ рушит пирамиды
Игорь Зубков
Подпишитесь на статьи по e-mail:

Полезный факт

В марте 2020 г. кооператив «Содействие» успешно прошёл проверку ЦБ РФ.
Следуйте за нами ВКонтактеСледуйте за нами ВКонтакте
Следуйте за нами в FacebookСледуйте за нами в Facebook
Меры поддержки заёмщиков в связи с COVID-19
Внимание! Размещенная на данном сайте информация об организуемой финансовой взаимопомощи адресована пайщикам кооператива. Вступить в пайщики
×

Оставьте контакты — мы перезвоним и всё расскажем

Как Вас зовут? (*)
На какой номер Вам позвонить?
Или на какой e-mail написать?
Откуда Вы?
Согласие на обработку моих персональных данных в этой форме (*)
Статус
 поступило
Программа
Введите число на картинке (*)
(щёлкните по картинке, чтобы обновить её, если цифры неразборчивы)
 ↑